tunser


Сергей Тюнёв

Записки оптимистичного пессимиста


Previous Entry Share Next Entry
Курам на смех
tunser
Анатолий Иванович Батистов, длинный, как рубль, за которым его папенька отправился на Крайний Север, откуда после в единственном письме написал на лощеной бумаге, отчего-то пахнувшей французскими духами и такого же производства коньяком: «Денег здесь совершенно нет!». Анатолий Иванович Батистов, длинный, как послужной список его приятеля Жмудянского, известного тем, что после устройства оного на работу непостижимым образом банкротились фирмы, самоликвидировались компании и останавливались заводы. Анатолий Иванович Батистов, длинный, как руки кредиторов и обманутых мужей, с отвратительной неизменностью достававшие его в самых укромных уголках города даже за смехотворные долги и невинный флирт. Анатолий Иванович Батистов… О чем это я? Ах да, Анатолий Иванович Батистов, ловелас, балагур и бонвиван, пошло хотел есть. Желудок, уставший по-птенчьи ждать подачек сверху, интеллигентно отказывался сам себя переваривать и издавал трубный зов, перемежаемый кишечным перешептыванием. Прохожие, принимавшие Батистова за сумасшедшего чревовещателя, делали большие глаза и резво уносили их подальше, где те постепенно возвращали себе прежний размер.
Наличности не было. Давно. И в перспективе. Анатолий Иванович набрал номер телефона своего приятеля Жмудянского и защекотал усами трубку:
- Сеня, я вторую неделю живу в большой крайности. Скажи, не нагрел ли ты на чем-нибудь руки?
Жмудянский бодро отрапортовал:
- У меня есть пару курей с последнего места работы. Такой камуфлет приключился – птицефабрику скосил птичий грипп. Я чудом унес в зубах с десяток наседок. Есть мелочь на транспорт?
- Три квартала? Пешком – это курам на смех. Зажигай плиту!
Когда желудок берет ноги в свои руки, расстояний не существует. Но едва Батистов сделал пару шагов, как угодил в объятия соседа Базедова, нездорового на вид субъекта с пенсионным обострением кошелька.
- Толик, - взвыл Базедов, - у вас в каждом глазу по курице. Вы же не умеете ее готовить! Вы все испортите. А я вытворял с курями такое! Заливное, рулет, в пивном кляре… Ножки, грудки, я вас умоляю! Шейки промыть, удалить оставшиеся «пенечки» от перьев, снять с них кожу «чулком». «Чулком», Толик, вместе с жиром. Зашить с одной стороны суровой, непременно суровой ниткой, чтобы получился мешочек. Плотно наполнить мешочек… Ах!
Базедов обмяк, но мертвой хваткой вцепился зубами в воротник Батистова, повиснув на нем немым укором. Ноги Анатолий Ивановича было взбрыкнули от неожиданной ноши, однако желудок угрожающе буркнул и Батистов двинулся вперед, слегка покачиваясь под весом одеревеневшего пенсионера. На десятом шаге Батистов уткнулся в незнакомого человека. Инженер Гноботов в ожидании зарплаты в восемнадцатый раз за полчаса вонзил карту в банкомат. И ничего! Чутьем голодного волка Гноботов распознал в медленно передвигающейся парочке без пяти минут едоков.
- Господа, друзья, - обратился он к Батистову, на всякий случай не сбрасывая со счетов старика. Мало ли – сын несет отца пообедать. – Если меня не обманывает предчувствие, и вы будете есть курицу, презентуйте неимущему герою умственного труда крылышко.
Очнувшийся Базедов, не разжимая зубов прошипел:
- На халяву и хлорка – творожок!
- Или хотя бы гузно…, - продолжал умолять Гноботов.
Старик хотел сказать еще какую-нибудь гадость, но воздержался, боясь выпустить воротник – тогда конец: быстроногий Батистов, отделавшись от пенсионера, умчится в аппетитную даль.
Анатолий Иванович был даже рад случайному попутчику:
- Возьмите старика за ноги, - прохрипел он.
Гноботов с готовностью овладел конечностями несносного пенсионера. Но надолго помощника не хватило. Вскоре ослабленный инженер начал спотыкаться, а затем и вовсе выпустил ноги Базедова из рук, но не отставал.
- Четвертым буду? - поинтересовался встречный мужичок со следами вчерашних безумств на лице и в окружающем его воздухе. Троица страдальцев промычала в ответ что-то неразборчивое. Приняв эти звуки за одобрение, мужичок, звеня мелочью, присоединился к компании. Постепенно Батистов оброс сопровождающими лицами с сомнительными мордами.
- Куда идем? - шептались в задних рядах.
- Пока не знаю, толи бить, толи просить, но я в любом случаю приложу к этому руку. Или две.
Когда до цели похода за едой оставалось всего ничего, дорогу процессии преградил радостный милиционер:
- Это что за гей-парад? - любовно осведомился он. – Что за несанкционированное шествие? Что за публичный разврат на потребу сластолюбцам? - страж порядка указал на старика Базедова, уютно висевшего на изможденном Батистове.
Анатолия Ивановича и его последователей в мгновение ока распихали по милицейским машинам. Энергичное сопротивление оказал только оживший Базедов, но ласковый тычок в печень погасил вспышку активности непоседливого пенсионера…
А Жмудянский, положив трубку телефона, обругал себя последними словами за расточительное радушие, после чего бросился на кухню, впопыхах пожарил куриц и жадно проглотил полусырое мясо. Придумывая, как бы объяснить отсутствие обещанного Батистову продовольствия, Жмудянский не мог избавиться от навязчиво крутившейся в голове, как курица-гриль, мысли: «Гости – хорошо, а одному есть – лучше!».

  • 1
чудесно! ах какой паниковский, просто прелесть :)

Спасибо! Пойду ужинать куриными желудками)

так и думала, что такие шедевры создаются на голодный желудок :)

А чо мента с собой не взяли? Могли бы успеть.
Делиться не хотелось или мент сытый попался?

Брать с собой мента - это очень плохая примета.

А фамилии какие! ммммм, говорящие)

А лица! Лица!

Что-то придушенно заурчало в желудке... *ушла искать еду*

Не давайте ему управлять собой, отстаивайте независимость и права. Мы не рабы и т.д.

Он меня шантажирует, спать не дает, пока не накормлю )

Он - мужчина, и этим всё сказано. Напоите его. Залейте водой по самое горлышко. И не идите на уступки! Он сломается, и вы будете диктовать ему условия, а не наоборот. Влейте в него ведро.

Полагаете, тогда я засну? )))

Вряд ли. Но разве сон - ваша цель, а не диктатура духовного? Поставьте его на колени.

На коленях спать ваще ни разу неудобно :( Чтой-то не сильная я в борьбе. Я женщина слабая, меня каждый обидеть может! (с)

Гноботов происходит от гнома, бота, робота или гнобить?

А черт его знает!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account