tunser


Сергей Тюнёв

Записки оптимистичного пессимиста


Previous Entry Share Next Entry
Роман в солнцезащитных очках
tunser
(из дневниковых записей двух курортников)

Он.
Ну, вот я и на море! Сосед, которому лет двести с хвостиком, сказал, что так душевно не отдыхал с 78-го года, когда его приняли за известного артиста Кадочникова. За нынешние две недели он три раза обещал жениться, дважды дарил Луну и один раз чуть не сказал свой домашний адрес. Предвкушаю замечательный отдых!
Она.
Пошла на пляж и в первый же день сгорела, как котлета! Все-таки, кулинария – это не мое. Огляделась – мужчины есть, но если откинуть ловеласов, альфонсов и отцов семейств, то становится тревожно за отпуск. И зачем, спрашивается, полгода сидела на диете?
Он.
А вот та, в бирюзовом купальнике ничего себе, аппетитная. Так бы и съел. Слегка красноватая, но в этом что-то есть. Надо будет подкатить.
Она.
Подкатил какой-то. Симпатичный. Вид спереди – уверенная четверка, вид сзади – твердая пятерка. За ним хорошо стоять в очереди – время летит незаметно. Представила его с ребенком в руках. Ему пойдут двойняшки.
Он.
Вечером водил ее в ресторан. Потом считали звезды и купались. Вино взяли с собой на пляж, поэтому плавали в костюме и вечернем платье. Ночью заблудились, искали на деревьях мох, чтобы определить, где север и забрели в обезьянник. Отбил ее у шимпанзе. Спали на лестнице, поэтому хожу теперь буквой "зю".
Она.
Были в ресторане. Всё остальное сильно смутно. Ничему не верю.
Он.
Шимпанзе оказался вахтером в ее санатории. Хорошо, что я приехал дикарем. Им и уеду. Хотел попросить у вахтера прощения, но он сказал, что работает на этом месте двадцать пять лет, и извиняться не надо – для него это обычные трудовые будни. Я даже оскорбился: что значит – обычные? Я-то думал, что мы с ней покуролесили, как никому до нас не удавалось! Неужели теряю форму?
Она.
Здравствуй, мой милый дневничок! Сообщаю тебе одному по большому-большому секрету – он просто душка! Почти как Киану Ривз! Такой умный! Что-то постоянно говорит. Я киваю. А какой галантный! И щедрый, тьфу-тьфу-тьфу!
Он.
Целовались во время катания на «банане». В губы ни разу не попал. Все больше в колено, в локоть и в «банан». Два раза был в нокдауне. Вот это страсть! Выбил себе передний зуб об ее плечо. Смеялись все, особенно группа стоматологов из Москвы!
Она.
Лариска пишет из Турции, что русские девушки бросаются на местных мужчин, как с голодного края. Она с Абдуллой просто в шоке. Была я в этой Турции – мужики липнут, как мухи. Но все не в моем вкусе. Обидно прям до слез. Одно не пойму - куда не придешь: «Наташа-Наташа». Ну, вот откуда они могут знать мое имя?
Он.
Послезавтра уезжаю. Скажу ей, что разведчик, и нам запрещено иметь жен. Или что я будущая поп-звезда, и мне по контракту нельзя жениться. Кабальные условия, продюсер - зверь... Или просто сбегу.
Она.
Сбежал-таки, тоже мне Киану Ривз среднерусской полосы. Думала – скажет, что разведчик или хотя бы без пяти минут поп-звезда. Совсем мужик измельчал!
Он.
Если когда-нибудь женюсь, ни за что не отпущу жену отдыхать на море в одиночестве.
Она.
Прорыдала белугой сорок минут, потом посмотрелась в зеркало. Ну, что сказать – от пережитого постройнела еще больше, в лице появилось что-то роковое, отчего мужики сворачивают шеи себе и соперникам, глаза блестят – ни один косметолог такого эффекта не добьется. После Нового года сажусь на диету, и летом снова на юг!

  • 1
Хорошее лето выдалось )))

правдиво и вкусно описано:)

Эти дневники случайно попали ко мне, и не смог удержаться - опубликовал)

ух ты, а я думала, что прям придумали:)

(Deleted comment)
  • 1
?

Log in

No account? Create an account